Rambler's Top100

Николай Сомин

 

Главный грех современного человечества.

Часть I. Капитализм и социализм в сравнении

 

I.

 

Каков главный грех человечества (слово «главный» здесь означает наивысшее влияние этого греха на жизнь современного человека)?

На этот вопрос есть вполне определенный святоотеческий ответ – это мамонизм, т.е. стремление к деньгам, к обогащению, подвластность мамоне, признание его богом вместо Христа. Может быть некоторые с этим не согласятся, но тем не менее ответ от имени Церкви еще в IV веке дал великий святитель Иоанн Златоуст. Причем, дал не только отдельными цитатами, а всей своей проповедью. И интересно, что впервые это заметили русские богословы. В 1907 г., когда отмечалось 1500-летие кончины Златоуста, у нас вышел ряд статей, посвященных осмыслению богословского наследия великого святого. И многие авторы с удивлением отмечали удивительную приверженность святителя к имущественной тематике. Так известный русский богослов И.В. Попов, ныне канонизированный как священномученик, писал: «Ни о чем св. Иоанн Златоуст не говорил так много и так часто, как о богатстве и бедности» /1:54/.  Это признание многого стоит. Ибо Златоуст известен прежде всего как святой, удивительно глубоко видевший сущность греха и как никто умевший выразить грех вербально. И то, что для великого святителя имущественный вопрос – тема «номер один» исключительно важно.  И с выводом Попова согласятся все, кто знаком со Златоустом не по тенденциозным выжимкам из его творений, а с  полным Златоустом – ведь таких фрагментов в его сочинениях можно насчитать несколько тысяч (!). В работе /2/ представлена значимая подборка высказываний Златоуста по этой теме.

Но что же представляет собой грех мамонизма? Уж если вводится новое слово, то необходимо более точно определить его.  Прежде всего укажем, что мамонизм не тождественен сребролюбию. Любостяжание, сребролюбие – это все личные грехи, входящие наряду с другими в классический монашеский перечень.  Мамонизм гораздо страшнее. Это грех общественный. И это кардинально меняет ситуацию. Если личные грехи являются проблемой отдельной души и борьба с ними сводится к личной перемене своего сознания, то грех общественный – дело куда более сложное. Его носителем является все общество.

Конечно же, личный грех сребролюбия (как особая разновидность эгоизма) первичен, но все дело в том, что он внедряется во все общественные институты, как бы впитывается обществом и оно становится все заражено мамонизмом. Люди становятся заложниками общественной системы, социального строя, и эта система захватывает всех:  и богатых и бедных, жадных и бессребреников. Только одних, прельщенных богатством, она привечает и ставит а вершину жизненной пирамиды (но незаметно лишает их Царства). А других, противящихся системе (их, увы, меньшинство), она гнобит, делает их жизнь в обществе мучительно тяжелой.

Как же эту сатанинскую систему назвать? Древние подвижники представляли грозного беса – мамону, который опутывает людей и становится в их сознании богом.  На самом же деле опутывает их не могущественный злой дракон, а система, социальный строй (выстроенный, разумеется, по указке бесов), и поэтому эту систему логично назвать мамоной (именно так фактически и делает Златоуст). Таким образом, мы употребляем в этой статье следующий ряд понятий:

– сребролюбие – личный грех человеческой души;

– мамона – социальная система, стремящаяся подчинить людей богатству и деньгам;

мамонизм – общественный грех, выражающийся в подчинении мамоне как общественных институтов, так и отдельных людей. 

Мамона силен и свиреп. Бедных он делает беднее, а богатых – богаче; мамона только умножает несправедливость. Для завлечения в свои сети он широчайшим образом  использует метод искушения, не насилуя, а прельщая – ведь грех так притягателен для падшего человека. И за деньги он дает все – и материальное и душевное: удобство легкость жизни, престиж, власть, любовь, дружбу, поклонение – все, все, все. В результате сила денег превозносится до сакрального, божественного уровня, люди начинают поклоняться им как богу, заслоняя ими истинного Бога-Христа. Мамона фактически подмял под себя все общество: людей, СМИ, культуру, науку, армию, экономику, даже религию. Деньги, предназначенные быть мерой труда, он сделал мерой богатства, исказив их природу. Он заставляет людей бороться друг против друга, а не сотрудничать, порождая конкуренцию, которая зачастую принимает самые чудовищные формы. Вот что делает с людьми мамона.

В истории человечества мамона как сила общественная во все периоды был могуществен. Но в силу того, что ранее экономические отношения были не столь развиты, как сейчас – производство носило в основном натуральный характер – его влияние было несколько менее заметно, хотя во все периоды истории мамонизм был главным грехом человечества. Но в Новое время мамона сумел победить в полной мере, что вылилось в особый социальный строй – капитализм – эту зрелую и бесстыдно-наглую фазу развития мамонизма.

Поддержание и развитие капитализма обеспечивает его идеология, основанная на рациональном материализме, индивидуализме, личном успехе и вере во всесилие денег. Все эти ценности –  греховные и обманчивые, но они оказываются привлекательными для падшего человечества. Капитализм стоит на грехе и ведет в погибель, но попавшие в сферу его влияния этого не видят, ибо ложность целей заслоняется искусной пропагандой, меняющей оценку явлений с минуса на плюс. Те, которые отмечают удивительную устойчивость капитализма, должны понимать, что  эта устойчивость есть результат эксплуатации людской грешности.

 

 

II.

 

Разумеется, милосердный Бог желает человечеству преодоления мамонизма, избавления от власти мамоны; Он строго предупредил людей: «Не можете служить Богу и мамоне» (Мф.6,24). Но как же с мамоной бороться?

 Тут индивидуальный подвиг оказывается бессильным – можно (хотя и трудно) из своей личной души выкорчевать сребролюбие. Но мамона, как социальный грех, как система жизни общества, останется непоколебленным. А надеяться, что вдруг все люди совершат подвиг нестяжания и система вследствие этого упразднится сама собой – дело безнадежное. Поэтому единственное средство борьбы с мамоной – это замена греховного социального строя другим, противоположным мамоне. Разумеется, своими силами человек это совершить не может – нужна помощь Божия.

И человечество такой социальный уклад давно выработало – это строй, основанный на общественной собственности, социализм (и в его высшей стадии – коммунизм). Итак, мы приходим к определению: социализм – это социальный строй, ставящий преграду мамоне с помощью общественной собственности. Собственно, эффективность той или иной разновидности социализма измеряется степенью противодействия мамоне.

Думается, что полностью победить мамону невозможно – для этого нужно создать общество святых. Мамона через своих адептов (никогда не нужно забывать, что люди падшие) все равно будет стараться сохранить свои позиции. Но создать барьер против мамоны, уничтожить те социальные установления, на которых он паразитирует, можно и нужно. Это и делает социализм. Какие он для этого использует средства? Прежде всего, общественную собственность, которая закрывает дорогу к частному накоплению богатств. Частному – значит нечестному.  Ибо неоспоримо доказано, что ведение товарного производства с использованием  наемных рабочих ведет к нетрудовым доходам  владельца средств производства («прибавочной стоимости»). Общественная собственность перекрывает этот источник обогащения.

Но дело не только в этом. Общественная собственность являет нам высший тип взаимоотношений в обществе.  Этот тип освящен Новым Заветом и потому поддерживается Богом. Это настолько важно, что требует отдельного рассмотрения.

 

III.

 

Как известно, в Деяниях апостольских описано как создалась и жила превохристианская Иерусалимская община. Там, после сорокадневной проповеди Христа о Царстве Божием (Деян.1,3)и после принятия Духа Святого, апостолы решили,  воплотить то, чему учил их Христос, и они организовали общину верующих на основе христианской любви. Но что характерно – быт общины был основан на строгом коммунизме. Это означает, что с самого начала был поставлен мощный заслон против мамоны, который, естественно, хотел разрушить начинания апостолов. А то, что такой заслон был необходим, показывает печальная история Анании и Сапфиры. Эта супружеская пара не смогла жить по апостольским правилам, за что и подверглась суровому наказанию от Бога. Этот случай ярко подтверждает Христов запрет: «не можете служить Богу и мамоне». Компромисса здесь быть не может: Анания и Сапфира на самом деле стали служить мамоне; строгость же наказания обусловлена тем, что их пример мог послужить соблазном для других.

Таким образом, мы видим, что коммунизм – не выдумка революционеров; он от Христа и реализован апостолами, учениками Христа. Коммунизм не только явился средством поддержания высочайшего духовного уровня общины, но и предохранял их от губительного воздействия мамоны.

Идеология социализма основана на коллективизме, который, при достижении определенного уровня любви и солидарности в обществе, способен поддерживать этот уровень, придавая устойчивость всему  социалистическому обществу. Идеологии социализма и капитализма – две принципиальные альтернативные позиции в жизни людей. Их противостояние является решающим для судеб человечества. В статье /3/ автором подробно рассматриваются эти идеологии в их сравнении.

 

IV.

 

 Продолжая сравнение социализма и капитализма обратим внимание на одно важное обстоятельство. Давая человеку прекрасные дары, социализм требует от него в ответ более высокого уровня нравственности. Чтобы этому утверждению придать определенную форму, введем одну важную меру – уровень падшести (УП). Абстрактно УП – это наше расстояние от Божьего замысла о предмете, расстояние от идеала по духовно-нравственной оси.  Все в этом тварном мире, увы, носит печать падшести, и все дело в том, насколько это расстояние велико. Разумеется, только Бог может объективно измерить падшесть. Но и человек, являясь образом и подобием Божиим, тоже может, хотя и искаженно (вследствие той же падшести) сделать ее оценку. Заметим, что можно применять и противоположное УП понятие – высота. Чем больше падшесть, тем ниже высота. Для  общества УП является самой важной характеристикой, и мы ее будем применять постоянно.

Отметим, что как относительно человека, так и общества нельзя сказать, что их падшесть фиксирована и неизменна. Наоборот, она может меняться, и очень сильно. Человек был разбойником – стал святым. Также и общество – первохристиане, живя сначала по законам ветхозаветного общества, пронизанного куплей-продажей, деньгами и мщением («око за око и зуб за зуб»), стали жить в Иерусалимской общине в братстве, и любви,  в том числе и в имущественных отношениях.  Это общество было нравственно несравненно выше ветхозаветного, что и подтверждается случаем с Ананией и Сапфирой, так и не смогших вырваться из старого общества в новое.

Возвращаясь же к социализму и капитализму, мы вряд ли ошибемся, если скажем, что  социализм в указанном выше нравственно-духовном смысле выше капитализма. Ибо социализм основывается на коллективистской идеологии, а капитализм – на собственнической. Собственно, это очевидный вывод из предыдущего, и мы на нем долго останавливаться не будем.

Второй тезис менее очевиден и разделяется на две части. Во-первых: социализм выше, чем средний УП, вычисляемый по всему человечеству.  Думается, что падшесть человеческая в среднем не сильно изменилась с момента грехопадения, хотя очень многие силятся доказать, что имеет место нравственный прогресс человечества. Автор думает иначе и потому принимает средне-человеческий УП за константу. И во-вторых, капитализм ниже, чем этот  средний УП. Ибо капитализм, как мы уже установили, живет и развивается  за счет греха – ведь грех хорошо продается, и потому капитализму выгодно провоцировать и поддерживать грех. Увы, человек тянется ко всему греховному и незаметно попадает в сети мамоны.

Таким образом, выстраивается очевидная лесенка вниз: верхняя ступенька –социализм; следующая вниз – средний уровень человеческой падшести; наконец, нижняя ступенька – капитализм.  Отсюда еще раз ясна живучесть капитализма – он живуч грехом. И также ясна сложность построения социализма и обеспечения его устойчивости. Тут одного факта существования общественной собственности недостаточно – необходима постоянная борьба против тенденций к выхолащиванию или трансформации в тоталитаризм.

 

V.

 

Наконец, рассмотрим социализм и капитализм с точки зрения идеологии. Идеология – комплекс идей, поддерживающих то или иное устроение общества (возможно, даже несуществующее).  Идеология должна в первую очередь отражать наиболее важные (с позиции христианина) моменты существования человека: – 1) отношение к Богу и 2) отношение к земному бытию, выражающееся в борьбе с главным грехом человечества. Таким образом, получается две дилеммы:

– вера в Бога (Б) – атеизм (А)

– борьба с мамонизмом через общественную собственность(О) – положительное (или формально нейтральное) отношение к мамонизму (М). И соответственно получаются четыре варианта:

– БО  (Бог-Общественная собственность)­– это позиция, завещанная нам в Евангелии;

– БМ (Бог-мамона) –  это попытка все таки совместить Бога и мамону, запрещенная Христом(«не можете служить Богу и мамоне»);

– АО (Атеизм-Общественная собственность) – так пытался жить СССР;

– АМ (Атеизм-мамона) – так живет капитализм (ибо формально не отрицая Бога, капитализм вместо Него поклоняется мамоне).

Такой подход близок предлагаемому А.Г. Кирдяшкиным /4/. Отметим, что второй и третий варианты противоречивы, и поэтому они приводят в конце концов к неизбежному краху. Первый же вариант фактически предлагает концепция Православного социализма, которую поддерживает автор в многочисленных статьях /5/.

Впрочем, это только самые предварительные наметки к осмыслению феномена мамонизма. Но проблема настолько серьезна, что необходимо ее всестороннее рассмотрение, и изучать ее должна христианская социология – наука, которая у нас, к сожалению, никак не встанет на ноги. Христианская социология должна заниматься всеми вопросами, связанными с христианским осмыслением общества, и конечно же в первую очередь – проблемой мамонизма, поскольку давно выявлена общественная сущность этого греха. Но, как оказалось, такой социальный взгляд на вещи не в традиции ортодоксального православия, и потому многие горе-богословы просто отказывают этой науке в существовании. А зря, ибо рассмотрение проблемы на уровне только личного греха, т.е. сребролюбия к пониманию сущности мамонизма не ведет. Только осмысление мамонизма как социального строя способно выявить всю опасность этого главного греха человечества.

В следующих статьях цикла мы рассмотрим ситуацию с преодолением мамонизма в наиболее значимых для православного человека конкретных случаях – Византии и России в трех ее ипостасях: царской, советской и постсоветской.

 

Литература:

 

1.      Попов И.В. Святой Иоанна Златоуст и его враги. – Сергиев Посад, 1908. – С. 95.

2.      Николай Сомин. Обижать заставляет любостяжание. Учение св. Иоанна Златоуста о богатстве, бедности, собственности и милостыне. - М.: Современная музыка. 2014, - 262 с.

3.      Сомин. Глубинный выбор (Заметки по психологии собственности). http://chri-soc.narod.ru/glubinniy_vibor.htm

4.      Кирдяшкин А.Г. Миссия русского народа и либерализм. http://chri-soc.narod.ru/kir_missia_russkogo_naroda.htm

5.      Сомин Н. В. Православный социализм как русская идея. М., 2014. 316 с.

 

24.03.20



На главную страницу

Rambler's Top100