Rambler's Top100

Лекция. Платон и Аристотель о социальных и экономических вопросах

 

Сегодня мы окунемся в мир Древней Греции. Это удивительное общество – с одной стороны замечательное, но с другой – греховное, как и все на нашей земле. Общество, полное предательств, но и в то же время замечательное, потому что вся современная цивилизация в зачаточном наивном виде уже была в Древней Греции. В том числе, там родилась философия. Причем, очень высокая философия. Было много философов, мыслителей. И они росли как грибы в разных греческих городах. Я сегодня расскажу о двух величайших греческих философах, которые фактически завершают древнегреческую философию. Это – Платон и Аристотель. Оба они настолько неприподъемные, великие фигуры, что полно их охарактеризовать у меня знаний не хватит. А потому я в основном остановлюсь на их социально-экономических воззрениях. Но дело в том, что в то время философия включала в себя всю науку. И философы занимались всем – они были в какой-то мере и экономистами, и социологами.

Итак, Платон. Годы жизни 428-347 до нашей эры. В общем-то всегда имейте в виду, что годы до нашей эры идут наоборот –  от больших к меньшим. Родился Платон в Афинах, в очень высокопоставленной семье. Отец его,  Аристон, потомок последнего греческого царя Кодра, был известной политической личностью. Мать, Периктиона, была из рода Солона – знаменитого греческого законодателя. Причем, Платон родился в разгар Пелопонесской войны. Это, если вы помните, война между афинянами и спартанцами, которая истощила оба эти государства. В конце концов спартанцы победили. Естественно, родители Платона были втянуты в эти события, в эту борьбу. Платон тоже пытался заниматься политикой, но почувствовал, что его к этому не тянет. Он, видимо, был человек другого склада. Он занимался, например, борьбой. По-нашему, сейчас это называется борьба без правил. В этом он был горазд. И даже стал победителем, как рассказывают, Истмийских игр. Истмийские игры – это не Олимпийские игры, а меньшего масштаба соревнования, но тоже довольно известные. Платон писал трагедии, сочинял стихи, занимался живописью. Во всех этих искусствах он не достиг больших высот. Но вдруг в 20 лет жизни он в Афинах встречает мудреца, Сократа. Вы конечно знаете, что Сократ – удивительный человек, который ходил по улицам и вел беседы. Причем, он настолько мастерски, настолько умело задавал вопросы, что слушатели сами приходили к   мыслям, которые  им хотел внушить Сократ. Кстати, эта манера называлась в Древней Греции диалектикой. Отсюда и ведется это слово. Платон был просто восхищен манерой Сократа. Он сжег все свои трагедии, и понял, что его призвание – философия. Платон был около Сократа около десяти лет, учился у него мудрости – до тех пор, пока Сократа не казнили. Вы знаете эту трагичную историю, когда афинская демократия обвинила Сократа в не почитании богов и развращении юношества – уж слишком он умел разговаривать с людьми. Он защищался, но как-то очень странно, иронично, сказав, что я вины-то за собой не чувствую, я наоборот учил юношество почитать Бога, и потому вместо наказания меня нужно наградить, например, мне учредить бесплатные обеды, ибо я бедный и часто голодаю. Это разъярило судей, и они ему влепили смертельный приговор. Причем, поскольку приговор был отсрочен, его держали в тюрьме, и его друзья несколько раз предлагали Сократу бежать – вот корабль наготове. Он от этого отказался, сказав, что я не могу поступить так, поскольку это противоречит всему, чему я вас учил. А учил я послушанию к государственным законам, а вовсе не к таким поступкам. И смиренно принял смерть.

Это произвело настолько сильное впечатление на Платона, что он не мог больше находиться в Афинах, и начал путешествовать. Около десяти лет он путешествовал. Достоверно известно, что он был в Египте и там набирался всякой сакральной мудрости. Но, прежде чем вернуться в Афины, он попал в Сицилию. В то время Сицилия была  отдельным государством, где правил царь Дионисий. Долго рассказывать, почему Платон туда попал. В общем, его завлекли, сыграв на  его определенном тщеславии – он же философ, он уже он написал свой диалог «Государство», как многие предполагают. И он возомнил, что он вот это идеальное государство, которое он описал в этом диалоге, и реализует в Сицилии. Сначала его приняли хорошо. Но после Дионисий понял, что он клонит против деспотии и запротестовал. Платон дерзко отвечал. И, в конце концов, он настолько Дионисию надоел, что тот посадил его на корабль и поручил своему слуге либо его убить, либо продать в рабство. При этом сказал, что поскольку ты человек справедливый, то тебе будет везде хорошо, в том числе и в рабстве. Его действительно продали в рабство, но ему повезло – его увидел друг Платона, который его тут же выкупил, благодаря чему он смог вернуться в Афины.

 А я должен сказать, что дружба была у философов и вообще у древних одной из высших добродетелей, Вообще Платон считал, что высших добродетелей две – это справедливость и дружба.

Появившись в Афинах, Платон организовал свою философскую школу – знаменитую Академию. В парке, он прогуливался с учениками  по тенистым аллеям – это вообще было типично для  всех философов. Причем все они старались создать свою школу и растить учеников. Кстати, это очень мудро. Я жалею, что в жизни у меня не было учителя вроде Платона. Г.М. Шиманова я встретил уже, когда мне было больше 50 – это был не учитель, а старший товарищ. А вот учитель, я вам скажу, это исключительная ценность.

После кто-то Платону дал денег, и он приобрел это место в собственность, где построил дом и учил уже в доме. Академия была самой знаменитой философской школой Греции. Она, кстати, просуществовала восемь веков. Главы Академии сменялись – если глава чувствовал, что он уже не может руководить, он избирал преемника среди учеников. И только в V веке, при императоре Юстиниане, очень знаменитом, канонизированном Церковью, Академия была закрыта как рассадник язычества.

Платон еще дважды уезжал из Академии в ту же Сицилию. Там уже правил сын Дионисия – Дионисий Младший. Опять друзья его зазывали, а он не мог в дружбе отказать. Он вроде бы отказывал, но они его снова звали, говорили, что Дионисий Младший – это совсем другое дело, что он стремится постигать философию. И опять им завладело тщеславие, что он там все наладит и построит идеальное государство. И дважды он с трудом опять избежал смерти, но в конце концов Дионисий его отпускал. И на этом Платон потерял лет пять. После он понял, что уезжать никуда не нужно, и он вел свою Академию, писал диалоги и умер стариком в 81 год.

Платон знаменит прежде всего своими диалогами. Сохранилось 23 подлинных диалога Платона. Кстати, они все написаны мастерски, так что не зря он писал свои трагедии – он был замечательным писателем. В них мастерская форма сочетается с глубоким философским содержанием. И поэтому диалогами зачитывались все и всегда – и в древнем мире, и в средние века, и в новое время. Вот только сейчас они мало популярны. Но что делать – такое уж сейчас время. Платон также знаменит своим идеализмом – это он выдвинул мысль об идеях. По Платону вещь состоит не только из материала, но и из некой, что ли концепции, которая придает вещи ее оригинальность, смысл и прочее. Вот это-то у Платона и называлось идеей. Причем, он считал, что идеи оторваны от вещей, что они находятся где-то высоко в небе, как некие идеальные образцы, и по ним, как по матрице, уже формируются вещи на земле. Я, честно говоря, совершенно не платоник, не платонист, и считаю, что это все неудачно. Нет идей. Но тем не менее эта концепция оплодотворила всю последующую мировую философию.

И наконец, «Государство» –  один из самых больших его диалогов. Ну, прежде всего я должен сказать, что всегда главным действующим лицом его диалогов является Сократ. Все главные мысли высказываются у Платона от лица Сократа – настолько он этого человека уважал. Кстати, Шиманова, о котором я рассказывал, часто называли московский Сократ. И я его также уважаю, как Платон Сократа. Диалог начинается со спора, что такое справедливость. Это очень любопытно. Причем считается, что первая книга «Государства»   написана рано – где-то в эпоху Сократа. И после шаг за шагом Платон развертывает описание государства, основанного на высшей справедливости. А кстати, в конце участники диалога приходят к заключению, что справедливость – это заниматься своим делом и не лезть в чужие дела. Очень интересное и необычное определение справедливости. Дело в том, что в античности под справедливостью понимается правда. По сути дела это синонимы, одно и то же понятие. Поэтому справедливость у греков – более широкое, более высокое понятие, чем у нас. Это как бы высшая правда. И вот в государстве Платона каждый занимается именно своим делом и не вмешивается в дела других. В этом – высшая гармония и высшая справедливость.

Платон делит всех жителей государства на три сословия, и каждое занимается своим делом. Это во-первых, производители материальных благ. Сюда относятся крестьяне, ремесленники, купцы – в общем, обычный трудовой люд. О том, как живут эти люди – а они составляют большинство в этом государстве – ничего не известно. Платон ограничивается минимальными сведениями. А вот следующее сословие – сословие стражей он описывает очень подробно – впрочем, как и сословие философов. Они живут при полном и строгом коммунизме. Настолько строгом, что кроме одежды, очень простой, они не могут ничего иметь. И как только у кого-то из них находят деньги, золото, их по закону государства казнят. Сословие стражей – это воины, которые следят за внутренним порядком в государстве и ведут внешние войны. Это сословие живет в казармах, они объединены узами дружбы, что естественно для Платона. Стражи получают очень хорошее образование и весьма интенсивное воспитание. В результате выковывается такой удивительный тип человека, который государство ставит выше себя, общее выше личного. И благодаря этому, то, что стражи ценят государство выше себя, они могут жертвовать собой. Поэтому государство не рассыпается и побеждает своих врагов.

Из стражей, путем определенного отсева, выковываются философы. Философы – это те, которые управляют этим идеальным государством. У Платона витала такая навязчивая идея, что государством должны управлять не политики – это все люди одержимые страстями, властолюбцы – нет, такие не могут управлять государством. А должны управлять ученые, т.е. другими словами – философы. Это люди, которые победили в себе страсти – вот они-то и могут. Собственно, у философов еще более строгое и долгое воспитание. Философом человек может стать только после пятидесяти лет, когда он набрался и ума, и опыта.

Еще одно –  стражи должны быть настолько преданы государству, что у них нет семьи. Может быть, у ремесленников и есть семьи – об этом ничего не говорится, но у стражей и философов семьи нет. Но есть женщины. Однако это не означает свального греха и чего-то такого безобразного. Нет. Женщины распределяются по жребию. Однако философы – люди умные. Они подтасовывают жребий – зная всех стражей, они делают так, чтобы пары получались более или менее гармоничными. Дети с первого дня воспитываются в яслях и детских садах, так что мать не знает своего ребенка, а ребенок не знает ни мать, ни отца. Платон считал, что если появятся семьи, то стражи будут тянуть именно к семьям, а не к государству, и в результате будут плохо выполнять свои обязанности – семья им мешает. Вот поэтому так строго.

Вообще говоря, это государство Платона является одним из первых описаний коммунизма, которое приобрело широкую известность. Эта идея была и раньше. Но так ярко, так сильно это было сделано впервые Платоном. Так что очень многие ссылаются на государство Платона.

 Но должен заметить, что коммунизм у Платона служит двум целям. Во-первых, он, как многие и многие понимал, что богатство, а точнее говоря, стремление к богатству – страшный грех, который разрушает все и вся –  разрушает и личность, и семью, и государство. Поэтому, чтобы поставить мощный заслон этому греху, два высших сословия живут при строгом коммунизме. И, во-вторых, коммунизм – а мы видели что стражи исключительно привязаны к государству – скрепляет его, не дает ему развалиться. Ну, о Платоне пока все.

Другая титаническая фигура Древнего мира – это Аристотель. Это человек, который, честно говоря, меня поражает до глубины души. Таких людей в истории – по  пальцам пересчитать. Это был гениальный ученый – в современной терминологии. Искатель истины, ибо он старался понять все в этом мире. Аристотель – где-то и богослов. Но большей частью – философ. Но одновременно он занимался всеми естественными науками, а также был очень недюжинным врачом. Дело в том, что его отец, Никомах,  служил профессиональным врачом у Македонского царя. И Аристотель воспринял от своего отца искусство врачевания – лечился сам и лечил других. Это был и биолог, это был и логик – он создал замечательную теорию силлогизмов, которая долгое время отождествлялась вообще со всей логикой и изучалась вплоть до XIX  века под названием логика. Он был и физик, естествоиспытатель, он был и зоолог, и ботаник – кем только он ни был. Еще у него есть ряд сочинений по этике – он был моралистом, он занимался искусством спора, преподавал риторику – в общем, он совершенно универсален, и во всех этих областях он достиг замечательных успехов. Всю жизнь он только и занимался тем, что старался понять: а это как действует? а это как устроено? Даже есть такая легенда, что Аристотель умер, бросившись в узкий пролив между Аттикой и Эвбеей – от отчаяния, потому что он никак не мог понять причины приливов и отливов – а в этом месте они были особенно сильными. Конечно, это легенда, но характерная.

Родители Аристотеля рано умерли. Его воспитывал некто Проксен – человек, который в нем души не чаял. Он покупал Аристотелю книги, причем, самые редкие. А книги в то время писали на коже, и потому они стоили безумные деньги. Аристотель их глотал. Кроме того, начала философии он воспринял от самого Проксена, который был начитан в философии. Аристотель был младшим современником Платона (384-322 гг.) то есть лет на 30 был моложе Платона. И конечно, еще юношей, мальчишкой он был наслышан об Академии. О других школах тож , но в особенности об Академии, и мечтал туда поступить учиться. Но считал, что он там будет выглядеть неучем, и потому долго туда не ехал. А когда он, в 20 летнем возрасте, там появился, оказалось, что Платон в это время уехал в Сиракузы – это была его вторая поездка. Аристотель был очень разочарован. Но это дало ему возможность, как бы, не подпасть под обаяние Платона – тот был необычайно обаятельный человек: красавец, ум, проницательность и прочее. И три года Аристотель, находясь в Академии, изучал платоновское наследство. И когда Платон возвратился, Аристотель уже все постиг, все знал.

И оказалось, что очень многое в учении Платона ему не нравилось.  Платон парил высоко в эмпиреях, а Аристотель больше был естествоиспытатель, хотя и в абстрактных философских материях был очень силен. Аристотелю отчасти не понравилась теория идей Платона. Он считал, что Платон отрывает идею от вещи – этого делать ни в коем случае нельзя. А идея, хотя и существует, но неразрывно с вещью. Аристотель назвал ее формой. Она находится внутри вещи. Причем Аристотель под формой понимал сущность вещи – вот как она устроена. Об этом споре было много разговоров. В это время в Академии присутствовал знаменитый математик Евдокс (отношения Евдокса еще в школе проходят) – он тоже участвовал в споре.

По смерти Платона Аристотель уехал с друзьями в Малую Азию. Он тоже, как и Платон, считал дружбу и справедливость – высшими человеческими добродетелями. А после его пригласили быть воспитателем Александра Македонского, который тогда был мальчишкой. Аристотель принял приглашение, и действительно его учил. Правда, учил не высшим истинам философии, но он был по своему замечательным педагогом – учил Александра Македонского на Гомере, и одновременно мастерски подсовывал ему этику – как будущий правитель должен себя вести. Александр Македонский  был, конечно, человеком необычайно талантливым, но как бы необузданным, со страстями. И вот эта дружба с учителем во многом Александру помогла. Его находчивость не только в сражениях, но и в словах, замечательна – он хорошо усвоил уроки Аристотеля. Такой пример. Александр навестил знаменитого киника Диогена, который, как вы знаете, жил в бочке. Он ему понравился, и Александр сказал: «скажи мне, я все для тебя сделаю».  Диоген ответил: «отойди в сторонку, не заслоняй мне солнце» – он любил греться на солнышке. Представляете, какой удар для царя, которого знает весь мир! Но Аристотель мастерски вышел из положения, сказав своей свите: «если бы я не был Александром, я стал бы Диогеном».

После, Александр в лет16-17 стал правителем Македонии. А еще до этого Афины были завоеваны отцом Александра – Филиппом II. А Аристотель, хотя и по отцу и по матери был чистым греком, но Македонию уважал как родину своего детства, и поэтому ему всегда трудно было жить в Афинах – его считали врагом Афин. Тем не менее,  Аристотель приезжает в Афины, которые он считал как бы средоточием мира: ну где философу жить – конечно, в Афинах, и основывает свою школу: Ликей. Нынешнее слово «лицей» происходит от «Ликей». Почему он не возвратился в Академию? Там уже были другие главы Академии – сначала племянник Платона Спевсипп, а затем Ксенократ – тоже ученик Платона, с которым они с Аристотелем рассорились. Кстати, у Аристотеля был довольно скверный характер. Во-первых, он был человеком необычайно независимым, и очень не любил, когда ему указывали, как поступать. Во-вторых, хотя он и писал трактаты по этике, но, как пишут, был поклонником женщин, и совершенно этого не стеснялся. Считал, что это в порядке вещей. И не только это. Аристотель был поклонником рабства и считал, что это нормально, и даже многим людям рабство необходимо – хоть в этом состоянии они будут кому-то полезны. А, кроме того, рабство как экономический способ производства, очень эффективно, как считал Аристотель. Поэтому рабство – это хорошо. Из-за своего строптивого характера, он и с Платоном не сошелся, и с Ксенократом. Даже есть легенда, очень странная, что он отравил своего ученика Александра Македоского. Это – легенда, конечно. Другая легенда гласит, что, отравив себя, Аристотель покончил жизнь самоубийством. Это среди христиан самоубийство – тяжкий грех, лишающий Царства. А среди древних греков это было довольно распространенное явление – если человек тяжко болел, то он себя убивал. Многие философы кончили жизнь самоубийством. Впрочем, возможно, это опять-таки это легенды. Довольно продолжительное время Аристотель преподавал в Ликее, конкурируя с Академией. Но наконец, его выжили из Афин, как врага города, и он перебрался на остров Эвбею. А там он, будучи больным, через несколько месяцев умер.

Если  у Платона не было ни жен, ни детей, то у Аристотеля иначе – он имел жену, с которой жил хорошо. Когда она умерла, он завел себе одну рабыню. От обеих жен были дети. Но у него еще были приемные дети, которых он воспитывал – это был, настоящий, живой человек. Интересно его завещание, довольно большое – каждому он отдает часть своего имения: продолжателю Ликея он отдает свою библиотеку, рабов он отпускает на волю (что говорит о том, что не так уж он любил рабство, все таки свободу он любил больше), различным племянникам, детям и внукам он тоже раздает части своего имения.

Конечно, Аристотель читал «Диалоги» Платона, изучал «Государство», и об этом диалоге он был невысокого мнения. Вы знаете, что он говорил: «Платон мне друг, но истина мне дороже». Хотя он всегда с уважением относился к Платону и говорил о нем в почтительных тонах, но «Государство» ему не понравилось. Причем, по многим причинам. Во-первых, прежде всего Аристотелю не понравилось отсутствие семьи.  Он считал, что это – большой провал. Ничего себе – идеальное государство! Без семьи человек существовать не может. Это настолько естественно, настолько очевидно, что дальше ехать некуда. Семья является первой и основной ячейкой государства. Без семьи оно распадется. Ведь мать любит своих детей, отец любит детей, дети любят родителей – и вот представьте себе, что этого всего нет. На чем будет держаться государство? На чистом коммунизме? На дружбе? Нет, ничего не выйдет.

Критиковал он и общественную собственность у стражей и философов. Он считал, что это вторая тяжелая ошибка Платона: вне частной собственности общество существовать не может. Ибо общее приводит к раздорам, дракам за обладание, и поэтому мира и согласия в таком государстве не будет и быть не может. Да, говорит он, Платон в какой-то мере прав, что коммунизм – это заслон против любостяжания, против богатства, против неравенства. Но все это происходит ни от чего иного, как от плохого воспитания,  и чтобы эти страсти  нивелировать никакой коммунизм и не нужен. Но мы то знаем, что все наоборот – что богатство и частная собственность воспитывает человека сильнее, чем человек может сам эти соблазны богатства преодолеть. В этом смысле  Аристотель слишком уповает на «хорошую» природу человека, что путем воспитания его можно от этого отучить. Хотя сам Аристотель, правда, в юности,  был тщеславным, любил одеваться, щеголять в модных одеждах (моде и тогда существовала). Но после, в своих поздних сочинениях, он рисует образ аскета, философа, который довольствуется малым и минимизирует свои потребности. Ведь он-то этого достиг путем любомудрия – так почему бы и другим не достичь того же.

Поскольку Аристотель был универсалом, он занимался всем. В том числе его интересовали и экономические проблемы. Его интересовало, как образуется цена – почему она такая, а не иная. Аристотеля интересовал рынок – как он функционирует. И в результате изучения этих предметов он приходит к выводу, что существует два экономических уклада – экономика и хрематистика. Вот это – замечательное открытие Аристотеля. Слово «экономика» придумал не он: его придумал Ксенофонт – ученик Сократа, конкурировавший с Платоном в деле написания сочинений, которые описывают жизнь Сократа. Сейчас сочинения Ксенофонта изданы – они любопытны. Так вот, этот Ксенофонт предложил слово «экономика». Но под этим словом он понимал нечто иное, чем понимают сейчас. По смыслу «экономика» у Ксенофонта было «ведением домашнего хозяйства», – то что по-русски  переведено словом «домострой». У нас в средние века один из сподвижников Иоанна Грозного священник Сильвестр написал книгу «Домострой». Я ее, честно говоря, высоко не ставлю, потому что там, как вести домашнее хозяйство описывается буквально: как огурчики солить, как жену и детей наказывать – в общем, как хороший глава семьи должен вести свое хозяйство. Вот то же самое понималось Ксенофонт под экономикой.

Аристотель, переняв само слово, понимал уже экономику в современном смысле – как хозяйственный уклад общества, как хозяйство всей страны, как отношения, которые она между людьми выстраивает. Но все таки под этим словом Аристотель понимал нечто  своеобразное – не как устроена сейчас, в IV в до н. э., а как существовала экономика у предков, наших отцов. Оказывается, в более древние времена никакого торжища, где бы обменивались товары, никакого рынка не было. А был обмен товарами между разными племенами и разными греческими городами. И каждый город был чем-то знаменит: один – тканями,  другой – медом, третий, скажем, – строительством кораблей и прочее. И происходил бартер между этими племенами-городами. Причем, бартер очень дружественный: считалось, что один город дарит другому свои изделия, а тот в благодарность – свои изделия. И Аристотель считает, что в результате этого налаживались отношения между людьми, и поэтому эта экономика, по Аристотелю, скрепляла общество. И именно благодаря этому появились греки как единая нация, единая общность, которая создала свою очень высокую культуру. То есть смысл экономики, по Аристотелю заключается в том, чтобы налаживать общность, скреплять общество в единое целое – вот подлинная цель экономики. Вообще говоря, довольно глубокий взгляд.

А что же делается сейчас на рынках? А на рынках в IV веке до нашей эры делается совершенно другое: там есть торгаши, спекулянты, которые за дешево что-то скупают, а затем задорого продают. При этом они получают очень приличную прибыль. И с точки зрения Аристотеля это обман, самый настоящий обман. А с точки зрения социологии это – форменное безобразие  – такой рынок не скрепляет общество, а наоборот, разделяет людей – разделения возникают и между торговцами, и между торговцами и покупателями. Потому что покупатели не могут не видеть, что их обманывают, с них дерут. Аристотель начисто такую экономику отрицает, и даже придумывает для нее новое слово –«хрематистика». «Хремата» – это деньги, то есть хрематистика – делание денег. Кстати – это очень мудрый взгляд на вещи – сейчас хрематистика не просто превалирует, а у нас сплошь одна хрематистика только и существует.

Кстати, воззрения Аристотеля отчасти попали в католическую социальную доктрину. Хотя в здорово модифицированном виде. Я вам уже немножко рассказывал про  Фому Аквинского, величайшего западного богослова, который работал буквально во всех областях богословия, в том числе и в имущественной этике. Фома многое взял у Аристотеля и вообще считал, что Аристотель – величайший мудрец. И даже «томизм» – учение Фомы Аквинского, как считается, во многом у Аристотеля перенято (хотя это и преувеличение). Фома  сильно модифицировал Аристотеля, и в том числе эту его теорию. Сам Аристотель считал, что цену определяет лишь покупатель – затраты труда он не принимал во внимание. Вот так, – великий из великих, но даже такие далеко не все говорят правильно. У Аристотеля еще немало чудовищных ляпов, которые тысячелетия потом повторяли. Фома Аквинский тут более проницателен. Он не только привлекательность товара учитывает, а еще много чего: затраты на изготовление, т.е. труд, редкость, субъективные предпочтения покупателя, Вот нравится и все – и человек за большие деньги приобретает пустяшную вещь. И, кроме того, Фома считает, что существует три цены.  Во-первых, цена справедливая, как он говорил, природная, которая образуется вне рынка. Вторая цена – справедливая рыночная. Ибо выходя на рынок, человек затрачивает средства: товары надо привести, выложить на прилавок и пр.  Поэтому такая цена больше природной, но на ней продавец не наживается. И наконец, спекулятивная цена. Это цена, когда продавец несправедливо завышает цену – в общем, спекулянт, как у нас называется. Причем Фома Аквинский первые два типа цены считал приемлемыми, и только третью, спекулятивную цену он считал грехом.

 

Прошу задавать вопросы.

 

  Как Платон оценивал пифагорейский опыт? И что можно сказать о жизни пифагорейцев.

 

– Да, говорят, что во время своего путешествия Платон учился у пифагорейцев и многие из его друзей, которые вытаскивали его из Сицилии, тоже были пифагорейцами. Платон уважает пифагорейцев, и «Государство» во многом навеяно пифагорейскими идеями. А что касается самих пифагорейцев, то о них так мало известно – сплошные легенды. Вроде бы, они тоже жили коммунистическими общинами. Но те пифагорейцы, которых встречал Платон, были нормальными людьми, имели собственность, ничем не отличаясь от других

 

  В то время уже не существовало этих общин?

 

– Я думаю, да. Во времена Платона уже существовала только пифагорейская философия: культ чисел, которые Платон рассматривал как разновидность идеи, но не сами общины. Хотя я могу ошибаться.

 

– Еще Соловьев писал, что таким людям, с большой душой, как Сократ, нет места в государстве Платона?

 

 Безусловно, Соловьев остроумно заметил это. И для меня государство Платона – отнюдь не идеал. Там много чего неприемлемого. И критика Аристотеля отчасти права. Соловьеву действительно «Государство» не нравилось, и он считал, что Платон потерпел неудачу как социолог. И в самом деле, в этом государстве практиковались очень суровые нормы. Например, там существовала и литература и музыка. Но как бы сейчас сказали, чисто патриотическая. А вот тонкие копания в себе порицались. Или произведения, когда в конце добродетель погибает, а грех торжествует. В нашей цивилизации это сплошь и рядом, а вот в государстве Платона этого не допускалось, как бы талантливо это ни было написано.  Такому автору говорили: да, написано хорошо, но мы вас из нашего государства попросим – тут вам не место. И, конечно же, Ваши произведения запретим. Кстати, я еще забыл один пункт критики  Аристотелем платоновского «Государства». Он возмущается, что про большую часть населения ничего не сказано. И где же общность государства? – ведь ремесленники совершенно не связаны со стражами. Это два разных сословия, которые являются отдельными, «государствами в государстве». Какая же это общность? Так что критика «Государства» возможна с самых разных сторон. И критика Соловьева – она остроумна и правильна.

 

– Несколько слов о том, как должны воспитываться стражи?

 

– Стражи должны воспитываться в двух направлениях. В направлении физическом. Ибо это стражи, и они должны отвечать своей профессии – быть выносливыми, сильными физически. Поэтому многие гимнастические упражнения вводятся с самых малых лет и являются постоянными. А с другой стороны, стражи должна воспитываться в нравственном направлении.  Заметьте – не в умственном, а в нравственном. Поэтому занятия математикой, и в первую очередь геометрией (что греки очень любили), минимизированы. Главное – нравственное воспитание, причем среди средств воспитания на первом месте стоит, как это ни странно, музыка. Это удивительно, но Платон считал, что музыка самым сильным образом воздействует на душу человека – даже литература в этом ей уступает. Музыка имеет огромное воспитательное воздействие. Поэтому, когда вы видите человека, в ушах которого засунуты наушники, и он слушает жуткую ахинею, то все время вспоминайте Платона – как бы он их отругал!  Но музыка должна быть только хорошей, только патриотической, только положительной – никакой любовной размазанности, ничего такого Платон не допускает. Должны вырабатываться люди, из которых гвозди можно делать.

 

– Но ведь семья играет двойственную роль. С одной стороны на ней строится общество. Но с другой стороны, она же общество разрушает. Ибо привязанность к семье оказывается сильнее привязанности к обществу. И тогда возникает кумовство и прочее. Что бы Вы сказали?

 

– В этом есть доля правды. Есть такое понятие – семейный эгоизм. Это и есть по сути дела кумовство. Это обратная сторона медали. Но совсем уничтожить семью – это значит бульдозером зачистить общество под корень.

 

– Но возьмем православную церковь. Там низшие по иерархии могут иметь семью, но высшие не могут. Тут то же самое. Если имеешь семью, то ты не можешь претендовать на управление. А тот, кто управляет – у него есть какие-то ограничения. Разные общества регулируют эту проблему по-разному.

 

– Я считаю этот пример не социологическим, ибо епископов, по сравнению со всеми православными, капля в море.

 

– (из зала): управленцев надо выбирать по харизме, а не по отсутствию семьи. В харизме дело.

 

– (Лектор) Я думаю,  что должна быть гармония между этими силами. Настоящий человек должен быть и семьянином, и для него Родина должна быть выше себя. Кстати, и Платон и Аристотель – оба вот так и мыслили. Хотя Аристотель семью и признавал, но для него целое выше части. Это – закон. Это означает, что государство выше индивида. А сейчас наоборот, сейчас все эгоисты, все индивидуалисты, для них Я – центр вселенной.

 

– У Платона есть диалоги про Атлантиду «Тимей» и «Критий». Как Вы к ним относитесь?

 

– Если честно, то я этих диалогов не читал. Я только знаю о существовании этих диалогов. И если ошибаюсь, в «Тиме» он более подробно рассказывает об Атлантиде. Большего сказать не могу. Я, к сожалению, учился не в Лике, а в обычной школе и в обычном институте, где диалогов Платона не проходили.

 

– А насколько трехчастная схема государства может быть приведена в соответствие с трехчастной схемой человеческой души: психэ, тимос и нус, который все упорядочивает.

 

– Да, об этом Платон говорит в «Государстве». И там же он приводит другую аналогию: ум, сердце и печень – это аналог трех сословий у Платона.

 

–А не являются ли это органической теорией общества у Платона?

 

– Я думаю, нет. Это – аналогии, причем отдаленные. Это далеко не Спенсер.

 


К следующей лекции

К предыдущей лекции

На главную страницу

Список работ автора

Rambler's Top100